Сервисы ЖКХ
На нашем портале вы можете найти свою управляющую компанию, отправить в УК показания счетчиков и посмотреть информацию о любом жилом здании города.
Фото рядом
Наблюдайте за публикациями фото в соц. сетях поблизости! Найти нового друга теперь стало проще)

На прошлой неделе региональные СМИ облетела новость: Тверская область готова принять порядка семи тысяч квалифицированных специалистов и рабочих.

На прошлой неделе региональные СМИ облетела новость: Тверская область готова принять порядка семи тысяч квалифицированных специалистов и рабочих.

Речь идет о соотечественниках, которые в настоящее время проживают за рубежом, но хотели бы вернуться на историческую родину. Это если в двух словах, а на сухом официальном языке нормативных документов мы говорим о проекте специальной подпрограммы Тверской области, который недавно был согласован с федеральным правительством.

Рассчитан он до 2024 года, то есть как минимум на семь тысяч новых жителей (ведь у соотечественников могут быть, не забываем, еще и семьи) регион должен прирасти в ближайшие пять лет. Но несмотря на кажущуюся отдаленность перспективы, нельзя недооценивать значение этого события. Совершенно ясно, в чем цель и, если хотите, беспрецедентность программы. Во-первых, бывшие соотечественники – это решение демографического вопроса в Тверской области. Во-вторых, это вливание «новой крови» в региональную экономику, которая растет и нуждается в кадрах. В-третьих, открывая двери для носителей нашей традиционной культуры, Тверская область окончательно и бесповоротно столбит за собой престижный статус регионального центра русского мира как минимум в ЦФО.

Здесь птицы не поют, деревья не растут

А теперь поговорим о проекте подробнее.

Демографический кризис в нашей стране возник не вчера, а Тверская область в этом плане не исключение. Мало того, что Тверская область, как и все субъекты в ЦФО, живет с общеевропейской тенденцией «старения» населения, так мы еще вдобавок и транзитный регион, расположенный между Москвой и Питером. Поэтому ко всем перечисленным нехорошим предпосылкам можно смело добавлять локальную, но весьма для Верхневолжья болезненную утечку мозгов и рабочих рук.

Что говорить, уезжал народ из Твери (на тот момент Калинина) и в советские времена – в Москву и Ленинград, на север, в союзные республики. Однако существовал и обратный процесс: столица Верхневолжья была крупным центром машиностроения, химической и легкой промышленности, а потому приток квалифицированных кадров из других регионов примерно нивелировал разницу. Население как областного центра, так и районов стабильно росло до конца последнего десятилетия существования СССР. Согласно Всесоюзной переписи населения 1989 года, тогда еще в Калининской области проживало свыше 1 миллиона 670 тысяч человек. В самом Калинине – свыше 450 тысяч.

С распадом Союза рухнула и экономика некогда могучей сверхдержавы, кризис не щадил и заводы-гиганты, чего уж говорить о небольших предприятиях. Ударила гиперинфляция. Люди в одночасье лишались всего – работы, сбережений и, как следствие, будущего. Главным вопросом стало выживание, а поговорка «где родился, там и пригодился» перестала быть актуальной – народ массово разъезжался по стране в поисках лучшей доли. Многим в такой ситуации, естественно, было не до семьи и не до потомства. Рождаемость неуклонно снижалась, смертность же, напротив, росла – вкупе со старением населения. Уже к середине девяностых население Верхневолжья сократилось на пятьдесят тысяч человек, продолжая и дальше стабильно уменьшаться каждый год. В начале же нулевых, согласно Всероссийской переписи населения 2002 года, в Тверской области проживало уже чуть больше 1 миллиона 470 тысяч – менее чем за полтора десятилетия мы потеряли двести тысяч человек… Это примерно четыре Ржева, почти пять Торжков или десять Бежецков.

Данные на текущий 2019 год пока еще предварительные (1 миллион 270 тысяч человек), но уже ясно, что до коренного перелома в демографической тенденции далеко. Да, зафиксирован относительный прирост населения Твери, но в муниципалитетах с демографией по-прежнему туго.

Причины столь печальной статистики очевидны: это не только развал промышленности в девяностые, но и волна оптимизаций в сельской местности в нулевых. Она прекратилась только в 2016 году: волевым решением нового губернатора Игоря Рудени.

Остается только сожалеть, что в современной истории Тверской области был период, когда важные социально-политические решения принимались людьми, мыслившими исключительно бизнес-категориями, а не категориями госуправления. В результате многие сельские школы, библиотеки, дома культуры и небольшие медпункты были полностью ликвидированы. Как известно, жизнь на селе покоится на «трех китах»: образовании, медицине и культуре. Выдерни из этой схемы один элемент, и начнется необратимый процесс деградации. Но так как менеджмент очень плохо сочетается с «социалкой», результатом оптимизации в Тверской области как раз и стали стремительно пустующие деревни. Населению региона, едва оправившемуся от «лихих» девяностых, был нанесен еще один удар.

Пути выхода

Сама по себе демографическая ситуация, конечно, не выправится – ее нужно решать. И дело тут не только в тяжелом наследии прошлых лет, ведь сегодня проблема старения населения и низкой рождаемости характерна как для России, так и для западных стран, здесь мы, повторимся, не одиноки. Европа, стремясь нивелировать естественную убыль населения, открыла свои двери для мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки. Однако эксперимент провалился, и это пусть нехотя, но признают сами европейцы – вновь прибывшие не хотят ассимилироваться, они больше заинтересованы в том, чтобы заменить собой местных жителей.

Куда более понятным и дальновидным решением выглядит выход, предложенный руководством тверского региона – пригласить не носителей чужой культуры, а бывших соотечественников, волей судьбы оказавшихся за границей.

Заодно мы исправим несправедливость, допущенную по отношению к согражданам. Увы, распад СССР разбросал русскоязычное население по бывшим осколкам советской империи, но долгое время они были не нужны никому, даже своей Родине. Не секрет, что русские, прибывшие из Прибалтики или Средней Азии, порой месяцами обивали пороги высоких кабинетов, чтобы получить хотя бы вид на жительство. Парадоксальная ситуация: с носителями государственного языка бюрократические структуры порой обходились жестче, чем с не владеющими языком мигрантами из жарких республик. Ни в коем случае не желаем никого обидеть, но сиротливо стоящие у родного порога соотечественники – позорная картина для государства, борющегося за ведущие геополитические роли. Неслучайно об этом так часто говорит в том числе Президент. Поэтому не сомневаемся, что тверская областная подпрограмма может послужить примером для многих регионов страны.

Что касается сугубо наших тверских дел, отметим: на прошлой неделе в областной повестке прошла целая линейка событий, связанных с решением демографических и кадровых проблем. Именно кадровый вопрос должен в перспективе решить, казалось бы, детский проект «Кванториум». Сейчас в области такой только один, тверской технопарк, но в будущем, по словам губернатора, подобные площадки появятся в муниципалитетах. И это особенно важно для формирования будущей инженерной и ученой прослойки – об этом «МК в Твери» уже подробно рассказывал.

На решение демографического вопроса нацелена, в конечном счете, постепенная ликвидация очередей в детские сады, а также увеличение числа школ. В перспективе в Тверской области не останется вторых смен, что не может не радовать как учителей, так и родителей. И, разумеется, самих учеников. Напомним, с 2016 года в тридцати образовательных учреждениях региона было открыто более 1900 новых мест, и в ближайшее время планируется открыть еще порядка 500. В ряде муниципалитетов, кстати, обучение школьников ведется только в первую смену – к примеру, в Калязинском, Зубцовском и Кувшиновском районах. Сюда же можно смело добавить два миллиарда рублей, направленные из федерального бюджета на строительство новой детской областной больницы. Ясно, что это не разрозненные проекты, а система решений: создается «инфраструктура детства». Именно из-за ее отсутствия многие семьи тянут с рождением ребенка, а то и вовсе отказываются заводить детей.

Ну и, конечно, битва за демографию идет на условном третьем фронте – назовем его «ценностным». Именно этим объясняется огромное внимание, которое региональная власть в последние годы уделяет патриотизму, здоровому образу жизни и традиционным семейным ценностям.

Согласно статистике, в прошлом году в Тверской области 1630 женщин родили третьего ребенка, а 704 – четвертого. Стоит ли это рассматривать как возвращение традиции большой семьи? Не будем спешить с выводами, но тенденция явно положительная.

Но вернемся к возвращению соотечественников. Решая целый ряд демографических и экономических задач, Тверь заодно продолжает «столбить» статус своеобразного регионального центра русского мира. А если вспомнить, что не так давно у нас прошла ассамблея фонда «Русский мир», вокруг которого, как негласно принято считать, консолидируется консервативная часть федеральной управленческой элиты, впору говорить еще и о политическом содержании решения.

Главное, не останавливаться на полпути. Увы, мы потеряли несколько сотен тысяч человек всего за пару десятилетий: но никогда не поздно остановиться и скорректировать течение истории.

Как вам новость?
смешно
нравится
так себе
печально
я в шоке